Темы дня

Узбекистан как лаборатория

Размер шрифта: Обычный
  • Обычный
  • Крупный
  • Огромный

  2 сентября в Узбекистане официально объявили о смерти, в результате тяжелой болезни, президента страны Ислама Каримова, который правил более 27 лет — еще с советских времен, когда Каримов был первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана.

Ислам Каримов четырежды побеждал на президентских выборах: в 1991, 2000, 2007 и 2015 годах. Каждый раз, по официальным данным, получая свыше 90% голосов избирателей (исключением были выборы 1991 года, где он набрал “лишь” 87%).

Каримов дважды продлевал срок своих полномочий с помощью национальных референдумов, а с 2007 года правил страной сверх всех установленных предыдущими “продлениями” сроков.

За долгие годы своего правления Ислам Каримов установил режим светской диктатуры при исповедуемом большинством населения исламе, что придавало узбекскому режиму сходство с режимом правления, установленным Кемалем Ататюрком в Турции. 

Международные правозащитные организации неоднократно обвиняли режим Каримова в жестком подавлении политической оппозиции, включая применение военной силы. Как это произошло во время беспорядков в Фергане в начале 90-х, носивших большей частью религиозный характер, и в Андижане в 2005 году.


Режим, созданный Исламом Каримовым, можно считать своеобразным экспериментом, задача которого — проверить, возможен ли в принципе т.н. “умеренный” ислам и возможно ли успешное функционирование и развитие страны, общественный и культурный фон которой — исповедуемый подавляющим большинством населения ислам.  

Следует отметить, что исходные данные этого “эксперимента” были для Ислама Каримова практически идеальными. Речь шла о стране, которая более 130 лет находилась в орбите влияния сначала российской империи, всемерно насаждавшей “имперскую”, русскую культуру, а затем — СССР, где все годы существования советского режима, шла жесткая борьба властей с “религиозным мракобесием”, проводилась политика выкорчевывания ислама.

Все это не помешало узбекским исламистам с первых же дней после распада СССР поднять голову. Причем, до такой степени, что целые районы Узбекистана, прежде всего, в Ферганской долине, очень быстро перешли под контроль исламских группировок, и Исламу Каримову приходилось лично выезжать “на места”, чтобы вести переговоры с лидерами исламских повстанцев.

Таким образом, практически с первых дней своего существования созданный Каримовым вариант “светского исламского государства” столкнулся с мощным оппозиционным исламским движением. Действуя методом кнута и пряника, Каримов к середине 90-х все же добился того, что исламистские движения “первой постсоветской волны” были частично ликвидированы, частично — как “Исламское движение Узбекистана” — бежали за границу, частично — перешли на нелегальное положение, как, к примеру, “Хизб-ут-Тахрир”.

При этом известно, что лидеры узбекских (а также таджикских) исламистов в изгнании нашли себе самое активное применение во вновь созданном “Исламском халифате” (ДАИШ).

Однако интереса к Узбекистану ни они, ни оставшиеся в стране на нелегальном положении исламисты — не утратили. О чем свидетельствуют многочисленные теракты, совершенные исламскими боевиками в Ташкенте и других узбекских городах. Было организовано даже покушение на самого Ислама Каримова.

В феврале 1999 года в Ташкенте, у здания правительства, где должно было состояться заседание кабинета министров, в результате взрыва заминированного автомобиля погибли 16 человек и более ста получили ранения. В своем выступлении по телевидению Каримов назвал теракт попыткой покушения на свою жизнь и обвинил в этом представителей “радикального ислама”.

Покушение на Каримова спровоцировало еще большие репрессии против исламских групп и объединений. Однако, в последние годы президенту-диктатору все труднее становилось держать исламские террористические организации в узде. По мере ухудшения экономической ситуации в стране в середине 2000-х и обострения борьбы за власть среди политической элиты Узбекистана, все более серьезной угрозой политическому режиму Каримова становились мусульманские лидеры. В стране стало стремительно усиливаться влияние “радикалов”.

В последние годы ислам стал играть в жизни Узбекистана все более и более важную роль. А Каримову с трудом удавалось лавировать во внутренней политике — между нарастающим влиянием  ислама и светским характером государства.

Следует отметить, что колоссальную роль во внутренней политике Узбекистана играли и продолжают играть внешние факторы, к важнейшим из которых можно отнести влияние крупных региональных держав. Таких как Саудовская Аравия, заинтересованная в создании в Узбекистане мощной исламской инфраструктуры, а также — в решении своих внешнеполитических задач. И прежде всего — в нейтрализации влияния своего заклятого врага, Ирана.

Помимо этого Саудовская Аравия осуществляет в Узбекистане экспансию суннизма, во что вкладывает огромные деньги — чтобы иметь возможность заправлять делами в Пакистане и Афганистане.

Узбекистан всегда был буквально напичкан российской разведывательной агентурой, а Москва постоянно держала руку на пульсе узбекских событий.

Интересы России в Узбекистане — иные. Это — воссоздание, в новом обличье, Российской империи и включение в ее орбиту бывших азиатских вассалов.

Активен в Узбекистане и относительно новый игрок — Китай, действующий на этом поле главным образом, для того, чтобы максимально нейтрализовать активно действующих в Узбекистане “исламских китайцев” — уйгуров.

Кроме того, Пекин рассматривает Узбекистан и как плацдарм выхода на российскую территорию, в Сибирь.

К этому можно также добавить и весьма серьезные американские интересы. США очень дорожат предоставленной Каримовым после теракта 9/11 (см. на сайте материал “15 лет спустя”— 12.09.16) возможностью использовать территорию Узбекистана для своих военных баз, разведывательных мероприятий и т.д.


Соединение столь разных интересов разных сил превращает Узбекистан, как видим, в некий геополитический перекресток.

Меж тем, Ислам Каримов наследника после себя не оставил. Правда, престарелый узбекский лидер сделал такую попытку: в качестве своей возможной преемницы он выбрал одну из своих двоих дочерей. Однако она так и не сумела “принять политическое наследство” — обе сестры, как сообщают осведомленные источники в Ташкенте, серьезно поссорились и постарались нейтрализовать усилия друг друга по обретению власти.

В итоге, временным президентом Узбекистана был назначен действующий премьер-министр. Через полгода в Узбекистане состоятся (естественно, если их не отменит временно исполняющий обязанности президента) президентские выборы, и вместе с этим — начнется битва за власть. Причем, за каждым претендентом будут стоять те самые внешние силы, у каждой из которой в Узбекистане — свои интересы. Поэтому битва обещает быть нешуточной.

 

0 комментарии 368 просмотров Опубликовано: 21.09.16

Пікір қосу

  • 2 + 46 =

Вход